Логотип

История

«Императорский яхтъ-клуб» был старейшим, самым знаменитым и богатым из всех российских яхт-клубов

Долгое время яхты в России оставались привилегией членов императорской фамилии и самых родовитых дворянских семей. Однако в XIX веке ситуация изменилась, а к началу следующего столетия любителей водного спорта, морских путешествий и парусных гонок стало так много, что повсеместно стали возникать добровольные объединения – яхт-клубы. Первым из них был Санкт-Петербургский Императорский яхт-клуб, созданный по образцу английского Королевского яхт-клуба, который Николай I посетил в 1844 году во время своего официального визита в Англию. Инициатором создания в России первого яхт-клуба стал страстный любитель морских путешествий А.Я. Лобанов-Ростовский.

элитная недвижимость в санкт петербурге
1846 «Императорский яхтъ-клуб»

25 сентября 1846 года устав яхт-клуба был подписан самим Императором. В состав Санкт-Петербургского Императорского яхтъ-клуба вошли видные петербуржцы – контр-адмирал М.А. Путятин, И.А. Рибопьер, граф И.А. Шувалов, князь Б.Д. Голицын, граф Ф.К. Апраксин. В числе почетных членов состояли адмиралы Ф.Ф. Беллинсгаузен и М.П. Лазарев – первооткрыватели Антарктиды, в середине XIX века занимавшие видные посты в Морском ведомстве, а также адмирал Ф.П. Литке – исследователь Северного Ледовитого океана, инициатор создания Русского Географического общества и его вице-председатель, командир Кронштадского порта, граф Л.Л. Гейден, адмирал, военный губернатор и командир порта города Ревеля, адмирал Б.А. Глазенапп, глава Гидрографического департамента, Главный командир Архангельского порта и военный губернатор города. Почетными (и непременными) членами Императорского яхт-клуба были управляющие Морским министерством: князь А.С. Меншиков, Н.М. Чихачев, Ф.К. Авелан и др. Самым знаменитым государственным деятелем, также числившимся в почетных членах Императорского яхт-клуба, был гофмейстер императорского двора Петр Аркадьевич Столыпин.

За всю историю существования клуба, его членами были 12 представителей Императорской фамилии. Первым Почетным Председателем клуба стал вел. кн. Константин Николаевич. По уставу, Почетным председателем могла быть только одна особа.

продажа элитной недвижимости в санкт петербурге
элитная недвижимость спб

Клуб возглавлял Командор, который избирался на год членами яхт-клуба и Высочайше утверждался в звании по представлению Морского министерства. Он командовал эскадрой судов яхт-клуба. Морское министерство утверждало любое изменение в Уставе клуба, принятое на Общем собрании. Первым командором клуба был кн. А.Я. Лобанов-Ростовский (1846-1858 гг.) После него за командора подписывался Михаил Атрыганьев. В 1866 году командором был граф И.А. Рибопьер. В 1891 году клуб возглавлял министр Императорского двора и уделов И.И. Воронцов – Дашков, в 1895 – П.А. Черевин. В течение 1903 – 1912 годах во главе клуба стоял министр Императорского двора и уделов генерал-адьютант барон В.Б. Фридерикс.

Членами клуба по уставу могли быть только дворяне, и это было его исключительной особенностью, принципиально отличавшей его от других яхт-клубов, открывших свои двери для лиц всех сословий. Позднее, в устав было внесено добавление, указывающее, что в клуб могут быть приняты только потомственные дворяне. Число членов клуба не должно было превышать 125 (правда, лимит соблюдался не всегда). В клуб принимали по баллотировке, причем если число желающих превышало число вакансий, то избирались по очереди, в том порядке, в котором они записались как кандидаты. В основном, это были представители военной элиты, придворные чины, представители дипломатических служб других государств. Выдвижение кандидатов (как правило, 10-15 человек) происходило на Общем собрании, которое в конце XIX – начале ХХ века проходило обычно в середине февраля.

Вступительный взнос был самым большим среди российских яхт-клубов – он составлял 250 рублей, а годовой – 100 рублей серебром. К началу ХХ века размер каждого из взносов стал составлять 200 рублей. Временные члены платили 100 рублей за 6 месяцев. Временное членство было рассчитано, в основном, на иностранцев. Русский дворянин мог быть временным членом только однажды.

Член клуба должен был иметь парусную яхту водоизмещением не менее 20 тонн (позднее, в 1857 году норма была понижена до 10 тонн). Если у вступавшего в клуб дворянина яхты временно не было, то он обязан был ее приобрести в течение двух лет (во время Крымской войны 1853-1856 годов этот пункт по высочайшему повелению не действовал и срок был отложен). По Уставу 1857 года, члены клуба, не имевшие яхту, должны были ежегодно помимо взноса платить так называемый «налог за безъяхтность», составлявший 25 рублей серебром. В том же году в Устав была добавлена новая статья: «В случае войны, члены яхт-клуба, имеющие суда, обязываются, по первому востребованию Правительства, явиться со своими яхтами куда назначено будет, для принятия участия в военных морских действиях».

Каждая яхта, принадлежавшая члену Общества, получала номер, начиная с № 10 (таковой была шхуна «Рогнеда», принадлежавшая командору). Яхты с №№ с 1 по 9 должны были принадлежать Членам Императорской фамилии. В 1847 году в клубе числилось 16 яхт, водоизмещением от 30 до 257 тонн. По уставу 1846 года приделка к яхте механического двигателя или паровой машины имело следствием ее немедленное исключение из списков клубных судов. Устав в редакции 1857 года это уже дозволял, но с условием, что на время гонок будут использоваться только паруса. Владелец яхты мог держать для ее обслуживания военную команду во главе с офицером в звании не выше лейтенанта, или гражданскую команду во главе со шкипером. Команды получали жалованье от Морского ведомства, а также «столовые деньги» от владельца. Количество провизии на яхте должно было соответствовать аналогичным показателям во флоте.

Устав яхт-клуба предусматривал форму. «Членам... присвояется фрак зеленый, с таким же отложным воротником и с якорем на воротнике, шитым золотом; пуговицы на сих фраках иметь золотые, с матовой серединой, полированным бортом и якорем по флотскому образцу. Шкиперам... полагается такой же фрак, но с накладным бронзовым якорем... как членам, так и шкиперам... иметь фуражки с золотым галуном, во всю ширину околыша и кокардою, по образцу военной». Со временем она несколько менялась. В 1857 году Устав регламентировал членам клуба белые жилеты и зеленые брюки. В ряде случаев допускалось носить треугольную шляпу (видимо, вместо фуражки) и кортик. Пальто шилось по образцу флотских офицеров, но без погон, зато с маленькими золотыми якорями с короной, «вышитых на углах открытых лацканов». К началу XX века форма была уже синего цвета. Члены клуба, служившие в Армии или на Флоте, не имели права носить мундир, предписанный членам не служащим, а носили свой военный.

Был регламентирован «кормовой белый флаг с синим крестом и гюйсом в верхнем углу, и стеньговый флаг, треугольный, белый, с синим крестом и Императорской короной посередине». Кормовой флаг, поднимаемый на стеньге вместо стеньгового, рассматривался как Адмиральский, стеньговый флаг с двумя косицами был командорским.

+ Подробнее
1847 Первые в России парусные гонки

Бесспорной заслугой Императорского яхт-клуба стала организация первых в России гонок яхт. Первые гонки состоялись 8 июля 1847 года к западу от Толбухина маяка, на замкнутой треугольной трассе, протяженностью 12 миль. Участие в них приняли 7 яхт, самой большой была «Королева Виктория» (шхуна Государя Императора Николая I), водоизмещением 257 тонн, а самой маленькой – «Ученик» в 51 тонну. Победителем стала 107-тонная яхта «Варяг» (тендер князя Б.Д. Голицына), завоевавшая приз – серебряную вазу.

Состязания сопровождались иллюминацией флагами, пушечными выстрелами, были довольно зрелищным мероприятием. О них анонсировалось в «Петербургских ведомостях», публиковались репортажи в «Морском сборнике». В то же время, погодные условия значительно искажали заранее разработанный регламент состязаний.

По регламенту, за час до начала гонки должен был даваться сигнал пушечным выстрелом, по которому каждая яхта, участвующая в состязании, должна поднять свой позывной вымпел, взамен обыкновенного стеньгового флага Общества. Яхты должны направляться к старту. За полчаса до гонки раздавался второй выстрел, после которого не занявшие своего места яхты лишались права участвовать в предстоящей гонке. Третий выстрел означает начало состязаний. Первая яхта в гонке должна была за два часа до захода солнца достигнуть последнего маячного судна перед адмиральским (т.е. перед судном, на котором заседает гоночная комиссия). В противном случае гонка откладывалась на другой день.

Впоследствии подобные гонки стали регулярно проводить не менее двух раз в год. Тендеры1 соревновались в Невской губе, а большие яхты – между Кронштадтом и островом Сескар. Несколько раз в гонках участвовали черноморские яхтсмены, которым обратно приходилось возвращаться вокруг Европы. Гостями петербургского яхт-клуба бывали также яхтсмены из Англии. Яхты Императорского яхт-клуба ходили и в дальние плавания. Тендер «Нереида» (130 тонн) в 1846 году первым совершил плавание из Кронштадта вокруг Европы в Севастополь, а на следующий год возвратился обратно. В 1851-1852 годах шхуна «Рогнеда» (160 тонн) Лобанова-Ростовского прошла из Санкт-Петербурга в Пернамбуку (Бразилия) и обратно.

+ Подробнее
1853 Кругосветное плавание под флагом клуба

В 1853 году Лобанов-Ростовский задумал уже кругосветное плавание, но в Рио-де-Жанейро, куда «Рогнеда» пришла 2 февраля 1854 года, английские военные корабли, получив известие о начале Крымской войны, блокировали яхту. Плавание пришлось прервать, а шхуну продать с торгов. Спортивная жизнь Императорского яхт-клуба была прервана Крымской войной 1853-1856 годов. Последние гонки клуба состоялись в 1859 году.

Если спортивная жизнь в клубе продолжалась в течение сравнительно недолгого времени, то дальние плаванья и увеселительные прогулки культивировались все время существования организации. Не обходилось и без несчастных случаев. Так в 1875 году в проливе Бьеркезунд погибли 3 яхты.

1861 Открытие здания клуба на Большой Морской

Начиная с 1860-х годов все большее место в жизни Императорского яхт-клуба стала занимать светская жизнь. Впрочем, несмотря на почти полное отсутствие как таковой спортивной деятельности во второй половине ХIХ – начале ХХ века, яхт-клуб не был равнодушен к водному спорту. Как оговаривалось в Уставе, он «не устраивает гонок, но участвует в устройстве гонок с другими яхт-клубами» и «присуждает медали собственникам и строителям паровых, моторных и парусных яхт русской постройки за лучшие яхты».

Главной достопримечательностью клуба стал его ресторан, размещавшийся здании яхт-клуба на Большой Морской. Для клуба был заказан сервиз с монограммой «ИЯК» (Императорский яхт-клуб), выполненной старославянским шрифтом. Санкт-Петербургский Императорский яхт-клуб был, пожалуй, единственным, регламентировавшим порядок обеда: «Час обеденного времени назначается Общим собранием. Горячия кушанья после 2-х часов ночи могут подаваться во все комнаты клуба, кроме газетной; Холодныя же могут быть подаваемы во всякое время и во все без исключения комнаты». Уникальной особенностью клуба была и регламентация табакокурения. Оно разрешалось везде, кроме столовой комнаты в определенные Общим собранием часы. Нарушители этого правила штрафовались на 25 рублей. В настоящий ритуал превратилось для членов клуба распитие вина. Самым часто употребляемым вином здесь было «Марсалу». На него специально подписывались, и по подписке оно стоило 1 рубль 45 копеек за бутылку. Процесс подписки на вино в начале ХХ века регулировался Комитетом, причем предварительно в определенный срок следовало внести задаток – 50 копеек, а по получении бутылки – остальную сумму. Для не уплативших своевременно 50 копеек «терялось право получения Марсалы. Отпуск гг. членам, не подписавшимся на Марсалу, может производиться по требованиям на дом только лишь по мере возможности и по 1 р. 65 коп. за бутылку», т.е. на 20 копеек дороже, чем по предварительной подписке, и то без гарантии.

Также в здании клуба на Большой Морской находились буфет, комнаты для отдыха, чтения и игр. Судя по отчетам начала ХХ века, самыми популярными играми были кегли, карты и биллиард. В клубе имелась библиотека, причем, были специально регламентированы правила хранения и выдачи на дом печатных материалов (во многом, близкие к современным). Газеты можно было брать на дом на неделю, журналы – на месяц.

Императорский яхт-клуб положил начало не только парусному любительскому спорту в России, но и отечественному любительскому яхтостроению. «Александра» и «Опыт», построенные по чертежам С.О. Бурачека в Архангельске и П.О. Шанца в Кронштадте, оказались более быстроходными, чем пришедшие на международную гонку в Петербург в 1852 году английские яхты. Трудами этих и других конструкторов в России были разработаны типы спортивных парусных судов. Появились и специализированные верфи по их постройке. Если в первые годы существования в клубе числилось около 20 яхт, то позднее, в связи с тем, что спортивная жизнь стала постепенно уступать место светской, их количество стало снижаться. В 1901 году в составе клуба числились только 10 крупных морских яхт, среди них парусно-винтовые – «Тамара» великого князя Александра Михайловича, супруга сестры Николая II Ксении, и «Зарница» великого князя Михаила Александровича, брата императора, а также паровая яхта «Заря», принадлежавшая графу С.А. Строганову. Владелец знаменитого Строгановского дворца служил во флоте с 1877 по 1885 год, а в 1891 и 1893 годах на яхте «Заря» плавал в заграничных водах.

Также в списках Императорского яхт-клуба около 40 номеров всегда были зарезервированы. Эти «пустые» номера предназначались, в основном, для членов Императорской фамилии и для иностранных почетных членов. В списках суден яхт-клуба числились известные императорские яхты. Представитель яхты Государя Императора всегда по должности входил в состав комитета и гоночной комиссии клуба. В 1840-1850-х годах самой известной императорской яхтой, участвовавшей в гонках Императорского яхт-клуба, была «Королева Виктория». В списках клубах она числилась под №2. В начале ХХ века в клубе состояла яхта Государя-Императора «Никса», яхта вдовствующей императрицы Марии Федоровны «Царевна», а также две яхты великих князей – «Тамара», принадлежавшая великому князю Александру Михайловичу (почетному председателю клуба на рубеже веков), и «Зарница» великого князя Михаила Александровича. Традиционно тесно связанный с Императорским домом, Санкт-Петербургский Императорский яхт-клуб полностью прекратил свою деятельность в 1917 году.

+ Подробнее